В период создания поздних вед, на протяжении первых веков I тыс. до н.э., центр ведийской культуры перемещается на восток от Пятиречья и далее в область между верхним течением Ганга и Джамной. Здесь происходит становление ранней государственности; в идеологической сфере к концу этого периода усиливается влияние воинской аристократии — кшатриев.

Особое место в ведийском каноне занимает «Атхарваведа» («Книга заклинаний»), В отличие от трех других вед она почти не связана с центральным ритуалом сомы, обозначаемым термином шраута (т.е. связанный непосредственно с каноном шрути), и касается преимущественно домашних обрядов, сопровождающих повседневную жизнь народа. Сложившаяся позднее «Ригведы», «Атхарваведа» в своих заклинаниях и заговорах отразила самые архаические представления о мироздании, народные обычаи и суеверия, сохраняющие пережитки древнейшего мировоззрения. Это отличает «Атхарваведу» от остальных трех вед, связанных непосредственно с общеплеменным торжественным ритуалом, и потому наиболее ортодоксально настроенные брахманы не включали ее в канон «откровения» (шрути), ограничивая его только тремя ведами (отсюда употребительное обозначение канона как «тройственного знания», трайи видья).

В одной из последних книг «Атхарваведы», относительно поздно, цо-видимому, вошедшей в ее свод, в ритуал вводится обряд приема в брахманскую варну обращенного иноверца — вратьястома; вратьями именуются жрецы архаических культов плодородия, остававшихся за пределами ортодоксальной религиозной системы, но оказавших на нее влияние, о нем и свидетельствует содержание этой веды, в котором можно обнаружить, вероятно, и отголоски доарийской эпохи.

В «Атхарваведу» включены также гимны, посвященные «царским обрядам», исполнение которых входило в обязанности пурохиты (purohita), царского жреца. Они отграничивались от ритуала сомы; вместо наркотического сомы кшатриям предписывался хмельной обрядовый напиток сура. Наиболее значительным из этих обрядов, а также весьма сложным и продолжительным было посвящение царя на царство (раджасуя), центральным моментом которого было символическое вступление посвящаемого на тигровую шкуру (после того как пурохита окроплял его водой из священной реки, смешанной с дождевой, и т.д.) [Шенде, 1952; Хейстерман, 1957; Гонда, 1978, с. 162 - 163].

В этот период получает окончательное оформление идеология брахманизма, опирающаяся на изощренно сложную систему ритуала, подробному описанию которой посвящена «Яджурведа» («Книга жертвенных изречений»); его дополняет примыкающий к ней обширный цикл брахман, содержащих толкования текстов четырех вед, тоже сосредоточенных на ритуале. Литургия определяет и композицию, и содержание «Самаведы» («Книги песнопений»); текст ее почти целиком заимствован из «Ригведы», но расположен в соответствии с порядком обрядов, во время которых он поется жрецами. При исполнении торжественных обрядов распределяются обязанности различных групп жрецов — обычно четырех в соответствии с четырьмя ведами, на тексты которых они ориентируются в своих действиях. Различаются четыре главных жреца (ритвиджа), каждый руководит тремя помощниками (число коих может и удваиваться): хотар во время обряда взывает к богам, читая гимны «Ригведы»; удгатар поет их, как предписывают тексты «Самаведы»; адхварью  производит непосредственно обрядовые действия, сопровождая их чтением яджусов, жертвенных изречений, согласно правилам, излагаемым в «Яджурведе» и брахманах. G «Атхарваведой» связывается деятельность брахмана (в узком смысле этот термин обозначает жреца, надзирающего за обрядом в целом, должность, которая была введена, видимо, позднее других, поскольку эта веда позднее других была признана канонической).

На жертвенной земле, на которой совершались обряды, жрецы возжигали три священных огня; первым, на алтаре с круглой поверхностью, зажигался «огонь домохозяина» (гархапатья), а от него — остальные: «огонь для возлияний» (ахаванш) — на восток, на четырехугольном возвышении, и «южный» (дакшгша) на полукруглом; первый из них глава рода должен поддерживать постоянно на протяжении жизни и передать эту обязанность сыну. Посреди на площадке устраивается углубление, называемое веди, которое покрывается обрядовой подстилкой (бархис) из травы куша — она расстилается и по всей жертвенной земле, — на нее возлагаются приношения богам (ритуальные лепешки, каша, зерна и т.п.); считается, что боги нисходят на нее с небес для вкушения жертвенной пищи, обозначаемой термином хавис.

 

Автор: В.Г. Эрман

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100