К концу IX века власть правителей Силла стала ослабевать и  территория государства распалась на многочисленные уделы. В стране,  вступившей в эпоху развитого средневековья, настала пора феодальных междоусобиц. Но разобщенность длилась недолго. Постоянная угроза внешних вторжений требовала единства, и в X веке одним из крупных феодальных правителей, Ван Гоном, вновь было основано централизованное государство, получившее название Коре. Столица была перенесена из Кёнджу в Кэгён (современный Кэсон). С этого времени начинается новая полоса в истории и культуре Кореи.

На протяжении Х-XI веков Коре завязывает широкие контакты с  Китаем, Японией и Ираном, укрепляет свою мощь и значительно расширяет свои пределы, присоединяя к себе некогда отторгнутые северные владения когурёсцев, налаживает хозяйство, реорганизует сложный механизм государственного устройства. Все это создало новые предпосылки для расцвета  архитектуры и изобразительного  искусства. Укрепились и заново  отстроились многие города. Важную роль наряду со столицей стали играть  такие отдаленные от нее центры, как Западная столица Согён  (современный Пхеньян), Восточная столица Тонгён (Кёнджу), Южная столица Намгён. Большой высоты достигла городская цивилизация. Введение в 958 году государственных экзаменов на чин, к которым формально допускались все сословия, способствовало концентрации в столице талантливых юношей,  стимулировало интерес к гуманитарным знаниям. Благодаря распространению в X веке ксилографического способа  книгопечатания, а с XIII века передвижного металлического шрифта многообразные литературные жанры  вошли в обиход обитателей города.

Существование государства Коре на протяжении Х-XIV веков не было стабильным. Начиная с конца Xвека страна подвергалась беспрерывным нападениям, сначала киданей и чжурчжэней, а с XIII века монголов, чье господство в значительной  степени подорвало ее материальные ресурсы. И все же духовная жизнь Кореи этого времени, слагающаяся в сложной атмосфере войн и  внутренних конфликтов, не только не пресекалась, но была отмечена чрезвычайной интенсивностью. Сложнее и многограннее стали представления о мире, более чутким и  изощренным отношение ко всему  окружающему, к природе.

Ведущей идеологией времени и мощной опорой феодальной власти по- прежнему оставался буддизм, но и в нем произошли существенные  перемены. Важную роль начали играть учения разных сект, соперничавших между собой, стремившихся в  трудные годы войн и потрясений  привлечь людей к своим доктринам, указывая им на более легкие «мирские» пути к спасению. Особое место  среди них принадлежало пришедшему из сунского Китая пантеистическому учению секты Сон (по-китайски Чань), которая единственным путем к постижению собственной душевной гармонии считала приобщение к красоте и гармонии природы. В противовес ортодоксальному  буддизму Сон, отождествлявшая с  Буддой саму вселенную, не признавала ритуальной стороны религии, отрицала значимость священных  изображений, статуй, икон.

Все эти новые веяния, сводившиеся в конечном итоге к попыткам  осмысления мировоззренческих  проблем через закономерности природы, внесли существенные изменения в соотношение сложившихся на предшествующем этапе видов и  жанров искусства. В них произошла как бы некоторая перегруппировка. Монументальная пластика утратила свое ведущее значение, лишилась своего былого величия. Все более важную роль в содружестве с зодчеством стали играть малые декоративные архитектурно-пластические формы - каменные фонари, каменные ступы причудливых и живописных очертаний, круглые или столбообразные, украшенные сочными рельефными узорами и  изогнутыми крышами. Составляющие  своеобразную ступень между  рациональной конструктивной основой храма и стихийным миром живой природы, эти декоративные дополнения как бы содействовали их интимному слиянию.

Зодчество периода Коре значительно более многообразно, чем  архитектура предшествующих этапов, в своих связях с природой,  ансамблевых решениях. На протяжении Х-XIV веков наряду с  многочисленными крепостными оборонными сооружениями возводятся роскошные дворцы, буддийские храмы и пагоды, а также погребальные ансамбли.

Каждый тип сооружения, следуя установившимся традициям, в то же время отражает перемены, произошедшие в понимании композиции, и живописной трактовке образа. Уже выстроенный в 919 году (в 1952 году полностью разрушенный)  дворец Манвольдэ, поднимавшийся  террасами по склону горы Санаксан в Кэгёне, своими, словно парящими в воздухе, мраморными лестницами, каменными стенами, увенчанными башнями, всем симметричным расположением главных покоев следовавший традициям  предшествующего этапа, отделкой всех деталей, объединением садов и декоративных элементов в единый ансамбль, размещением зданий на разных уровнях утверждал идеи другой эпохи.

Еще более значительные перемены  ощутимы и в облике буддийских  храмов. Исчезла их парадность, симметричная построенность, строгая анфиладность. Возведенные  высоко в горах, такие монастыри, как Пусокса, Согванса, поднимаются вверх по горным кручам, а порой, подобно храму Бодцеккуль, висят над пропастью, уподобляясь  ласточкиному гнезду. Идее тесного и  интимного единения здания с  природой служат уже самые разные  приемы: обнажение системы стропил, дорогие породы дерева,  позволяющие ощутить фактуру материала и красоту плотницкой работы,  изящество поддерживающих крышу  консольных опор, легкость сквозных решеток, напоминающих кружевное плетение.

Вместе с изменением облика храмов преобразуется и облик пагод Х-XIII веков. Они теряют монументальную устойчивость и приземистую  грузность традиционных силласких сооружений, приобретают стройность, легко устремляются кверху.  Появляются не только квадратные, но и шести-, восьмиугольные, порой даже круглые в плане пагоды, дополненные волнистыми изгибами крыш.

Разнообразными становятся и их материалы - мрамор, камень,  кирпич. В качестве примера одной из самых стройных по своим  очертаниям пагод можно привести девятиярусную октагональную в плане пагоду храма Вольджонса,  выстроенную в провинции Канвон в XI- XII веках. В отличие от ранних  пагод с их строгими очертаниями она с множеством своих ярусов, углов, рельефов и ниш кажется особенно легкой и нарядной.

Пагода монастыря Вольджонса в провинции Канвон. XI-XII вв.

Синтез архитектурно-пространственных форм многогранно раскрывается и в  усыпальницах правителей Коре. Огромные погребальные комплексы, наиболее ярким примером которых может служить гробница Конмин-вана и его жены (1365 - 1373), располагались в живописных окрестностях столицы. Они состояли из целого ряда сооружений, обрамленных гранитными плитами холмов, лестниц, светильников, скульптурных аллей, размещенных на разных уровнях и органически вписывающихся в рельеф горной местности.

 

Автор: Н.А. Виноградова

 

Предыдущая статья здесь. Продолжение здесь.

Карта путешествий

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100