В «Черной Яджурведе» и цикле брахман толкования обрядов сопровождаются повествовательными текстами (иногда помогающими восстановить мифологические сюжеты, отраженные в гимнах «Ригведы»). Все они подчинены ритуальной теме. Так, известное сказание о Шунахшепе в «Айтарея-брахмане», одном из древнейших памятников цикла, сюжетно близкое библейской легенде об Аврааме и Исааке (такой же отголосок отказа от человеческих жертвоприношений), предписывается (хотару) рассказывать царю при обряде раджасуя. В «Шатапатха-брахмане» (относительно поздней) человек назван первым при перечислении пяти жертвенных животных (за ним следуют конь, бык, баран и козел), однако очевидно, что подразумевается символическая жертва. В той же «Шатапатха-брахмане» Ману, спасенный мифической Рыбой от потопа, творит потом (путем жертвоприношения) женщину для продолжения человеческого рода; имя ее — Ида — означает особый вид жертвенного возлияния молока. Борьба богов и демонов изображается в этих текстах как ритуальное соперничество и т.п.

Ко времени создания «Яджурведы» происходят определенные изменения в пантеоне. Во главе его становится Праджапати, оттесняющий Индру и других древних богов; возрастает значение Рудры, теперь чаще именуемого Шивой; особенно же усиливается значение Вишну, что в немалой степени связано с тем, что в этот период он все более постоянно отождествляется с жертвоприношением, т.е. наиболее непосредственно связывается с самой основой этой религиозной системы.

Но еще более существенно для эволюции религиозной идеологии в период поздних вед изменение отношения к божеству как к объекту культа. Знание тайн столь сложно разработанного ритуала, доступное только наследственным жрецам, посвятившим себя их постижению, наделяет последних в глазах верующих безмерным могуществом; поскольку правильное исполнение обряда подчиняет им самих богов. Эта эпоха отмечена необычайным возвышением жреческого сословия, что находит выражение в известном изречении «Яджурведы»: Брахманы — поистине воплощенные боги (Тайттирия-самхита 1.7,3,1), а позднее в «Законах Ману» возвышение доводится до предела: Брахман уже рождением своим есть для самих богов божество (XI.84). В ведийских текстах особенно подчеркивается, кроме того, и гиперболически превозносится значение дакшины — платы жрецу за исполнение обряда.

 

Автор: В.Г. Эрман

 

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100