Когда Корея была освобождена в августе 1945 года, первыми на политической арене выделились коммунисты, которые, вследствие раздела полуострова, понесли значительные потери. Корейское коммунистическое движение по мнению американского ученого Ше Де Сука [5], всегда было под влиянием революционеров из-за рубежа. Без всяких значительных усилий любая фракция могла проникнуть в Корею, для этого необходима была только воля отдельных личностей [5, c. 187 - 188]. Ше Де Сук характеризует освобождение полуострова как смену хозяев, теперь «взамен агонии и разочарования, которые они испытывали под властью японцев» [5, c. 248],

Корея получила двух новых хозяев и расколотую страну. После успешной советской операции в городе Сейнсин в августе 1945 года по заданию Сталина была проведена работа по подбору возможных кандидатур на роль лидера Северной Кореи [4, c. 4]. Все кандидаты были поделены на пять групп, первую из которых представляли агенты Коминтерна, засланные в Корею в 1920-1930-х годах в основном для подпольной работы. Во вторую группу вошли коммунисты-корейцы, прошедшие специальную подготовку в штаб-квартире китайских коммунистов. Третью группу составили местные лидеры-националисты, одного из них планировали привлечь на советскую сторону. К четвертой группе относились хорошо проверенные органами НКВД корейцы с советским гражданством. Их сразу же определяли на должности в аппарате Советской гражданской администрации и в создаваемые на местах корейские органы власти, где они занимали ключевые посты. В пятую группу входили лидеры корейского партизанского движения, среди которых Сталин и выделил будущего северокорейского лидера Ким Ир Сена. По мнению Ше Де Сука, его биография противоречива и содержит значительное количество сфальсифицированных фактов [5, c. 247-285]. Однако, последние исследования в этой области, проведенные Российским государственным архивом социально-политической истории в 2007 году, дают исчерпывающий ответ на вопрос об очевидной связи Ким Ир Сена с Красной армией. На основании архивных документов, касающихся деятельности ВКП(б) и Коминтерна в Корее было точно установлено, что после эмиграции в Советское Приморье в начале 1940-х гг. Ким Ир Сен стал командиром первого батальона 88 Отдельной стрелковой бригады Красной Армии [6, c. 769-770].

После освобождения в августе 1945 года на севере было создано независимое от советского управления Административное бюро пяти провинций [5, c. 306]. Советская сторона всячески пыталась наладить связь с Бюро, но негативное отношение их лидера к плану опеки над полуостровом срывало планы по сотрудничеству. 10 октября 1945 года Ким Ир Сена приветствовали в Пхеньяне как героя корейской коммунистической революции, но «он был относительно таким молодым человеком, что очень немногие искренне верили в его революционное прошлое, все были убеждены, что он будет поставлен русскими для контроля над Северной Кореей» [5, c. 309]. Несмотря на поддержку советской стороны, Киму удалось занять руководящий пост Северокорейского регионального бюро ККП только с помощью вооруженного захвата 17 декабря 1945 года. Ким Ир Сен начал свою работу с создания в феврале 1946 года Северокорейского временного народного комитета (ВНК) для замены Административного бюро и был избран его председателем. Хотя Ким стал главой ВНК, полного контроля над комитетом у него не было. Когда в июле 1946 года была сформирована Северокорейская трудовая партия (СКТП), Ким Ир Сен был избран одним из двух вице-председателей. Заняв второе место в иерархии власти, ему удалось расколоть старых коммунистов и неофициально отделить СКТП от ККП в Сеуле. Таким образом, Ким Ир Сену с подачи советского военного руководства удалось укрепить личную власть в партийном руководстве СКТП и консолидировать своих сторонников. «Ким, не имея коммунистически ориентированного прошлого, очень умело использовал крайне удачную для него комбинацию покровительства, как китайцев, так и русских. Он безусловно не был ничтожеством, если сумел получить одобрение русских, представляя им в выгодном свете свое прошлое» [5, c. 314 - 315].

Что же касается влияния на социальную сферу в Северной Корее, то со стороны Советского Союза она была ощутимой. Из группы советских корейцев, набранных через военкоматы в сентябре/октябре 1945 года, отобрали образованных, «политически грамотных и морально устойчивых» [1, c. 24] граждан будущей КНДР. Они становились учителями, представителями корейской интеллигенции, партийными и государственными руководителями среднего и низшего звена. [1, c. 24] Известно, что в 1946 г. из Москвы поступило распоряжение в ЦК Компартии Казахстана и Узбекистана взять на учет всех корейцев коммунистов, кандидатов в члены партии, комсомольцев, имеющих образование не ниже законченного среднего и владеющих корейским или китайским языком. Общая численность людей, готовившихся к отправке в Корею из трех областей: Алма-Атинской, Кзыл-Ординской и Талды-Курганской, составляла 1083 человека. [3] В силу того, что национальные кадры в самой Корее были очень слабы, советские корейцы, имевшие большой опыт партийной, государственной, управленческой, культурной деятельности заняли значительные должности во всех государственных структурах Северной Кореи.

Еще одной не менее важной группой подготовленных в Советском Союзе специалистов стали технические кадры. Известно, что группа из 9-ти советских специалистов провела подготовительные работы, связанные со строительством автосборочного завода и организацией цеха по производству тринитротолуола [1, c. 45]. Такая же группа в количестве 65 человек в 1950 году закончила работу по реконструкции и пуску предприятий оборонной промышленности, помогла корейским специалистам освоить технологию производства оружия и боеприпасов [1, c. 45]. Министерство геологии СССР и «Тэхэкспорт» заключили в 1950 году договор с Министерством тяжелой промышленности КНДР о направлении для поисков и разведки полезных ископаемых [1, c. 45]. В апреле того же года экспедиция (21 человек) прибыла в Корею.

Новообразованные государственные органы самоуправления были созданы по советскому образцу. Профсоюзы КНДР в организационном отношении соответствовали устройству профсоюзов СССР [1, c. 37]. Уже в июне 1947 года Объединенные профсоюзы северной Кореи вошли во всемирную федерацию профсоюзов. Союз демократической молодежи Северной Кореи (СДМ) как часть ТПК возник на основе союза коммунистической молодежи. Подготовка руководящих кадров для этой организации проводилась в партийных школах Трудовой партии Кореи (ТПК) и, а также в СССР, Китае и странах народной демократии [1, c. 41].

Еще одним средством воздействия на политику КНДР стала экономическая помощь. 17 марта 1949 г. между СССР и Северной Кореей было подписано «Соглашение об оказании Корее технической помощи в восстановлении и дальнейшем развитии промышленности» [1, c. 44]. Для восстановления гидроэлектростанции, важнейших заводов тяжёлой промышленности, автотракторных мастерских и предприятий текстильной промышленности советское правительство выделило один миллиард рублей безвозмездно [1, c. 46]. Стоит также отметить, что с 1947 правительство СССР стало предоставлять кредиты Северной Корее, общая сумма которых к 1985 году составила 4052,7 млн. руб. [2, c. 174].

Нахождение вооруженных сил СССР в 1945 на территорию Корейского полуострова к северу от 38-й параллели стало первым шагом на пути к утверждению доминирующего советского влияния в будущей КНДР. Закреплению способствовал также и общий политический фон, на котором первыми выделились коммунисты. Здесь влияние Советского Союза прослеживается в первую очередь в политической сфере, а также в социальной и экономической. В первую очередь была решена кадровая проблема. Сотни советских корейцев, подкованных в партийной работе, заняли места северокорейских чиновников и интеллигенции. Технические кадры группами направлялись в Северную Корею из Советского Союза для восстановительных работ и обмена опытом. Положение на Севере, вследствие последовательных реформ, проводившихся с помощью Советского Союза (повышение жизненного уровня населения, неоднократное снижение цен, увеличение заработной платы рабочим и служащим), стабилизировалось гораздо быстрее, чем на Юге.

Литература:

  1. БэкЧжун Ки. Становление политической системы в КНДР и роль СССР (после корейской войны) М.: МГУ, 1997.
  2. Войцеховский А.В. Проблемы и перспективы развития внешнеэкономических связей России со странами Корейского полуострова. М.: Спутник+, 2002.
  3. Ким Герман. О неизвестной корейской войне (1950-1953 гг.). – [Электронное издание]. – Режим доступа: http://world.lib.ru/k/kim_o_i/w1rtf.shtml. - (проверено: 22. 01. 2015).
  4. Орлов А.С., Гаврилов В.А. Тайны корейской войны СССР. Советские военспецы в локальных конфликтах ХХ века А.В. Окороков. - М.: Вечс, 2012.
  5. Ше Де Сук. Корейское коммунистическое движение: 1918-1948 гг. М.: Локис, 2002.
  6. ВКП (б), Коминтерн и Корея: 1918-1941: [сборник документов] / Российский государственный архив социально- политической истории. М.: РОССПЭН, 2007.

 

         Автор: Н.Ю. Петришина     

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100