Ряд мифологических образов и классов в ведах не наделен в полной мере божественной природой. В «Ригведе» упоминается Гандхарва, хранитель небесного сомы, связанный также с воздушной сферой; позднее гандхарвы — класс мифических существ, иногда враждебных богам, но в конечном итоге им подчиненных. В послеведийской мифологии гандхарвы постоянно ассоциируются с апсарами, водяными девами; в «Ригведе» Апсарас употребляется и как имя собственное в единственном числе, в «Атхарваведе» они изображаются наподобие славянских русалок и могут быть, как и гандхарвы, опасны для человека.

На границе между пантеоном и миром людей стоят трое братьев Рибху, чудесные мастера, соперники Тваштара, возвысившиеся до божественного статуса благодаря своему искусству. Но большее значение имеют Вивасван и его сын Яма, тоже пребывающие в ведах еще в приграничном положении. О Яме говорится как о первом человеке, умершем на земле и открывшем путь в иной мир, мир предков, повелителем которого он становится. Имя его означает «близнец», в «Ригведе» вместе с ним упоминается его сестра Ями; эта близнечная пара имеет прямую параллель в «Авесте» (Йима и Йимак, дети Вивахванта). В последней книге «Ригведы» один из гимнов в форме диалога (Х.10) содержит, по-видимому, отголоски мифа о происхождении человечества от изначальных близнецов; но сам текст, изобилующий темными местами, говорит об отвержении кровосмесительного союза между братом и сестрой. Только в послеведийский период Яма включается в пантеон как бог смерти, владыка адов под землей. В «Ригведе» путь в царство мертвых охраняют стражи Ямы, два мифических пса Шабала (букв. «Пятнистые», иначе Шарвара или Карвара), но вера в место загробной кары отчетливо выражена только в поздних ведах, души умерших вкушают блаженство в небесном царстве Ямы.

Вивасвана называют также отцом другой близнечной пары — богов Ашвинов. В то же время другой его сын — Ману, сводный брат Ямы, выступает как прародитель человечества, продолживший род людской на земле после великого потопа. В мире смертных, не отделенном от мира богов непроходимой стеною в индийской мифологии, уже в ведах выделяются также образы великих мудрецов и провидцев, поставленных вровень с богами; они выступают группами, как упоминавшиеся роды Ангирасов, Атхарванов, также Бхригу, получивших огонь от Матаришвана и приобщивших к нему людей, или выделяются отдельные легендарные родоначальники, в том числе положившие начало традиции, в которой создавались древнейшие («родовые») книги самой «Ригведы», — Вишва- митра, Васиштха, Атри — впоследствии они включаются в число canmapuiuu («Семь провидцев», отождествляемые со звездами Большой Медведицы, которые и носят это название в индийской астрономии).

Эти образы богоравных мудрецов родоначальников отчасти смыкаются с питарами («отцами», или «предками»), которыми правит Яма. Это класс мифических существ, занимающих особое место в религиозной системе; им отводится своя сфера небес — Питршока («Мир предков»), которая отграничивается от Девалоки («Мир богов»), и у каждого из главных членов пантеона на небесах свой мир; в последней книге «Ригведы» уже указывается, что путь богов отличен от пути предков. Благие питары могут, однако, представлять опасность для смертных, время, отведенное их культу, в ритуальном календаре считается неблагоприятным, и поминальные обряды (шраддха) сопровождаются магическими действиями для отвращения этой опасности (подобно обрядам культа Рудры или Варуны).

       Автор: В.Г. Эрман

 

         Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

 

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100