Эпоха Хэйан (794 – 1185 гг.) – является периодом наивысшего расцвета средневековой японской поэзии. В этот период были составлены несколько поэтических антологий, среди которых наиболее известными являются «Кокинсю» («Собрание старых и новых песен»), другое название этой же антологии - «Кокинвакасю» («Собрание старых и новых песен Ямато»)), «Сюивакасю» («Собрание подобранных впоследствии песен Ямато»), «Кокинвакарокудзё» («Собрание старых и новых песен Ямато в шестнадцати тетрадях»), «Госэнвакасю» («Собрание позже отобранных песен Ямато»).

Здесь я рассмотрю первую из указанных антологий. Ее история начинается с 905 года, когда император Дайго поручил нескольким поэтам во главе с Ки-но Цураюки собрать наиболее выдающиеся стихотворения.

Первоначально «Кокинсю» была задумана как продолжение ее предшественницы - «Манъёсю - те же 20 свитков объединили более тысячи стихотворений, главным образом танка. Как отмечает Т.П. Григорьева, у данных антологий сходная тематика и композиция, сезонные стихи - о весне, лете, осени, зиме; песни разлуки, песни странствий, песни любви, песни-плачи. Но есть у них и различия. Отличие Кокинсю в меланхолическом настрое - в более глубинном, задумчивом отношении к жизни. Нет прежнего восторга (аварэ) перед тем, что открывается взору. Меняется ощущение прекрасного, оно становится более личным. Поэт задумывается о своей судьбе, о неслучайности встреч и расставаний, о быстротечности жизни и всего, что связано с ней, вселяет надежду, дарует и отнимает радость, ввергая душу в печаль. Чувство бренности земного, непрочности бытия (мудэёкан) хотя и звучит уже в «Манъёсю», становится лейтмотивом «Кокинсю». Прекрасны цветы сакуры, но и они облетят, и человек не может ими вечно любоваться, его век краток. А что его ждет за пределами земной жизни, пока неведомо. Ощущение того, что все преходяще (и слава, и наслаждение, и красота), рождает чувство скорби.

Приведу несколько наиболее характерных примеров танка из «Кокинсю»:

       Нет никого,

       Кто бы вами теперь любовался,

       Вишни в горах!

       Вот если бы вы расцветали,

       Когда отцветают другие...

               (Исэ (Пер. Т. Соколовой-Делюсиной))

       Вот и с веток уже

       Осыпались – век их так краток –

       Эти цветы,

       Вниз упав, стали легкой пеной,

       Быстро тающей на воде.

                (Сугано Косэй (Пер. Т. Соколовой-Делюсиной))

       Я совсем не хочу

       Красотой луны восхищаться

       И ее восхвалять:

       С каждой луною все ближе

       Старость подходит к нам.

                 (Аривара Нарихира (Пер. Т. Соколовой-Делюсиной))

Сам составитель «Кокинсю» Ки-но Цураюки не только написал к ней Предисловие, где он характеризует творчество шести наиболее талантливых, по его мнению, поэтов (епископ Хэндзё, Аривара Нарихира, Бунья Ясухидэ, Оно-но Комати, Сотоори-химэ, Отомо-но Куронуси), но и внес в антологию некоторые свои танка. Вот одна из них:

       Не знает никто,

       Что с нами завтра случится.

       И все ж не могу

       Не скорбеть о том, кто сегодня

       Не увидел, как солнце зашло.

                  (Пер. Т. Соколовой-Делюсиной)

Следует отметить, что во втором названии данной антологии – «Кокинвакасю» - присутствует иероглиф «ва», означающий равновесие, согласие, гармонию. Интересно, что данным иероглифом писалось и старое название Японии – Ямато. Получается, что изначально Япония воспринималась ее жителями как страна Гармонии. Именно гармония должна была найти свое выражении в поэзии вака (т.е. «песен Ямато»).

 

        Автор: Дмитрий Варапаев

 

        Узнать о поэзии эпохи Нара можно здесь.

 

 

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100