Поиск дешевых авиабилетов и отелей

Портал Восток - официальный партнер хостинга Beget

Умный поиск

Почему же правильнее воспринимать «индуизм» как объединяющий термин для группы религий, а не как единую религию, содержащую многообразие концепций и типов поведения? Ответ прост: термины предназначены для общения. Их цель состоит в том, чтобы вызвать в слушающем некое представление, именно то самое соответствующее реальности представление, которое имеет в виду донести до него говорящий, следовательно, наш интеллектуальный и научный обмен во многом зависит от выбора терминологии и ее способности передавать конкретную информацию с достаточной четкостью. Если каждый может вывести различный набор смыслов из терминов «индуизм» и «религия», то совершенно очевидно, что эти термины не отвечают своему назначению.

Термин «религия» во втором смысле как специфическое историческое явление хотя и способен вместить в себя самые различные формы религиозной теории и практики, должен отвечать одному конкретному условию: его можно применять только по отношению к общепринятым последовательным системам мировоззрения и ценностей, а также к человеческим поступкам, непосредственно относящимся к этим системам. Термин «общепринятый», с одной стороны, не исключает подверженности историческим переменам, т.е. оставляет определенный допуск для коллективного (сектантского) или индивидуального варьирования и интерпретации традиции и практики, но, с другой стороны, устанавливает пределы такого варьирования. Следовательно, стремление конкретного индивидуума принадлежать к определенной религии должно подкрепляться признанием его единоверцев, что он/она действительно являются частью их религиозной общины. Более того, вышеупомянутые системы должны базироваться на вере в существование высших существ или сил, иначе теряет смысл различие между религией и идеологией.

Различные исторические религии можно сгруппировать по принципу структурного сходства (политеистические религии, монотеистические религии, пророческие религии и т.п.) или по географическому признаку, делая упор на их общее в широком географическом плане происхождение (религии Китая, религии Африки, религии Средиземноморья и т.п.).

Индуизм in toto (в целом), с его различными противоречивыми системами и всеми вытекающими из этого непоследовательностями, положительно не отвечает основному требованию, предъявляемому к историческим религиям, он не является последовательной системой, каковыми являются составляющие его религиозные единицы. Именно они, а не индуизм, и есть религии в собственном смысле этого слова. А то, что мы называем «индуизмом», есть объединенная по географическому принципу группа самостоятельных, но связанных между собой религий, сформировавшихся в одном регионе, развившихся в сходных социо-экономических и политических условиях, вобравших в себя большей частью одни и те же традиции, группа религий, постоянно влияющих одна на другую и внесших свой совокупный вклад в индусскую культуру. Таким образом, сопоставление с другими историческими религиями имеет смысл только в том случае, если различать внутри «индуизма» отдельные индусские религии.

Последствия смешивания в «одну кучу» различных религий, ошибочно принимаемых за единое целое, нам поможет проиллюстрировать сопоставление с более знакомыми религиями. Возьмем, к примеру, иудаизм, христианство и ислам — родственные, но самостоятельные религии, зародившиеся в одном и том же регионе (на Ближнем Востоке) и происходящие от общей авраамической традиции. Что же получится, если считать их крупными сектами или конфессиями одной и той же религии?

О правомерности такого подхода будут свидетельствовать общая для них монотеистическая концепция, наличие общих пророков, одинакового линейного взгляда на историю и эсхатологию, значительного сходства религиозной этики и большого числа едва ли не буквальных совпадений в высказываниях о сотворении мира и человека, о патриархах и пророках, о природе Бога и поклонении ему, о дьяволе, о рае, а также о человеке и его обязанностях при жизни и т.д.

С другой стороны, мы с удивлением обнаруживаем, что эта постулированная религия не имеет почитаемого всеми общего основателя, что в ней нет доктрины, имеющей непререкаемую ценность для всех ее последователей, нет ни единого ритуала, ни общепринятого религиозного поведения, отсутствует институт церкви, которая организовывала и направляла бы все ответвления этой религии.

С другой стороны, мы с удивлением обнаруживаем, что эта постулированная религия не имеет почитаемого всеми общего основателя, что в ней нет доктрины, имеющей непререкаемую ценность для всех ее последователей, нет ни единого ритуала, ни общепринятого религиозного поведения, отсутствует институт церкви, которая организовывала и направляла бы все ответвления этой религии. Нет даже общего для всех сект священного писания. В лучшем случае можно было бы признать, что Ветхий Завет пользуется определенным уважением у представителей всех конфессий, несмотря на то, что, по мнению мусульман, иудеи и христиане дали ему неверное толкование, а большинство убеждено, что авторитет Ветхого Завета давно уже был превзойден новыми авторитетными писаниями: Новым Заветом и Кораном. И наконец, последнее, но самое важное: различные секты этой религии будут поклоняться различным богам, называя их разными именами (Яхве, Троица, Аллах).

Совершенно очевидно, что возникает очень сходная с индуизмом картина и что в этой якобы единой религии не меньше внутренних противоречий, чем в индуизме, особенно если добавить к магистральным сектам (и многочисленным подсектам) иудаизма, христианства и ислама более мелкие народные и племенные культы.

С другой стороны, если рассматривать индусские религии по отдельности, то обнаружится, что каждая из них, в свою очередь, делится на различные конфессии, или сампрадайи. Но при этом в каждой все равно сохраняются существенные общие черты. В отдельных случаях можно выявить и их основателей. Одним из них можно считать Кришну, возможно, и Лакулишу; в обоих случаях учитель на земле рассматривается как воплощение верховного божества.

У каждой из религий, имеющих свою письменную традицию, имеется собственный свод священных книг. Для вишнуитов, например, это «Бхагавад-гита», «Харивамша», «Вишну-пурана» и «Бхагавата-пурана», а также «Панчаратра-самхита», или вишнуитские агамы, на которых основываются труды известнейших теологов. У шиваитов это «Шатарудрия» и «Шветашватара-упанишада», шиваитские агамы, некоторые тантры и Шива-сутры, составляющие основу священных книг для их теологов. В свод шактов включаются «Деви-махатмья», «Деви-пурана», «Деви-Бхагавата-пурана» и «Калика-пурана», огромное число тантр (все перечисленные общины в той или иной степени используют упанишады). Последователи каждой религии будут поклоняться одному и тому же божеству как Высшему созданию и Властителю Вселенной. Вместо раздробленной и внутренне противоречивой религии, называемой «индуизмом», мы получим ряд крупных религий, которые со всем основанием можно сравнивать с другими важными религиями мира.

Автор: Г. фон Штитенкрон

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100