Завершение строительства Ангкор-Вата совпало со смертью Сурьявармана II. Страна, достигшая своего могущества, в дальнейшем, при преемниках прославленного короля, переживает трудный период. Ряд военных поражений вел Камбоджу к катастрофе.

В середине XII века в стране началось массовое народное восстание, которое вошло в историю по данным ему в феодальных кругах названием «восстание Раху». Вскоре после подавления восстания придворный заговор привел к власти высшего сановника страны, который стал править под именем Трибхуванадитьявармана (1165 - 1177). При нем социальный кризис, проявившийся в восстании Раху, еще больше обострился в связи с продолжением неудачных войн с Тямпой. Тямы, используя династические распри соседней Камбоджи, поднимаются на пирогах до Великого озера и сжигают столицу кхмерского государства. В этот тяжелый момент военную власть берет на себя принц Джайяварман. В 1177 году, приняв военное командование, он собрал огромное войско, одержал победу над тямами, и как гласит надпись на храме Бантеай Тьхмар, «вывел страну из пучины бед, куда она погрузилась». Принц Джайяварман не сразу утвердился у власти, а только после того, как одержал еще ряд блистательных побед. В 1181 году он был официально коронован и вступил на престол под именем Джайявармана VII. Подавив выступление своих противников внутри страны, Джайяварман VII на долгие годы стал правителем огромной империи.

Почти тридцать лет, которые лежат между правлениями двух королей Сурьявармана II и Джайявармана VII, заметно отразились на развитии архитектуры. После Ангкор-Вата в кхмерской архитектуре нарушается целостность, что обусловлено не включением новых элементов или созданием новых конструктивных схем, а прежде всего нарушением общей гармонии соотношения между эмоциональным и рациональным, гармонии, которая лежит в основе строительства Ангкор-Вата.

Во второй половине XII — начале XIII века было построено множество замечательных храмов, таких как Байон, Преах Кхан, Бантеай Срей, в них есть величие и таинственность, утонченность и строительный размах, наконец, в них проявили себя высочайшая художественная культура и та особая, покоряющая острота, которая всегда сопутствует последним произведениям большого стиля. Но в них уже нет гармонического единства, строгой логики постройки, соразмерности частей и чистоты пропорций.

Ангкор-Ват дошел до наших дней в сравнительно хорошей сохранности. Судьба других многочисленных памятников оказалась гораздо трагичнее. Тропический лес буквально поглотил их, и непроходимые джунгли почти шестьсот лет ревниво охраняли великую тайну прекрасных городов, которые жили в памяти людей лишь в образах многочисленных легенд.

Та Прохм. 1186 г. Баньяновые заросли вокруг храма

Только в конце XIX века человек начал отвоевывать эту тайну у природы. Французские исследователи Анри Муо и Шарль Карпо, попав в район Ангкора, одними из первых вступили на каменные плиты «мертвого города». Об ошеломляющем впечатлении, которое возникло от знакомства с ангкорскими памятниками, последовали сообщения в печати, восторженные письма и целая серия экзотически романтических рисунков Луи Делапорта.

С первого десятилетия XX века началось постепенное изучение вновь открываемых памятников, но оно было скорее делом отдельных энтузиастов-дилетантов, которых больше волновал сам факт неожиданного обнаружения погребенных в джунглях таинственных сооружений, чем желание серьезно их исследовать. Правда, среди первооткрывателей кхмерских храмов были известные ученые, но растерянность перед огромным количеством каменных сокровищ, сложность их датировки, ряд неверных атрибуций привели к тому, что появилось сразу несколько исключающих друг друга гипотез о происхождении и постройке древних столиц.

Автор: Н.И. Рыбакова

Читайте также цикл статей о храмовом комплексе Ангкор-Ват

Продолжение здесь.

Карта путешествий

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100