Весь VII и начало VIII века — время, отмеченное поисками новых выразительных средств не только в круглой скульптуре, но и в рельефе. Раннее наддверие из Самбора, изображающее «Битву богов» с богом Индрой в центре (начало VII века, музей Гиме), еще очень робко воспроизводит в камне формы, близкие деревянной резьбе: консоли кажутся выточенными из дерева, а отдельные медальоны с марутами — богами ветров, очень выпуклые и пластичные, смотрятся изолированно друг от друга. Изменения, произошедшие в кхмерском пластическом мышлении менее чем за столетие, видны при сравнении этого наддверия с наддверной плитой из Туол Басета, где изображен Вишну, покоящийся на огромной семиглавой змее. В лежащей фигуре божества, помещенной под низкой аркой, сплошь покрытой растительным орнаментом, прекрасно передано тектоническое построение тела. Голова Вишну, которую он поддерживает одной из четырех рук, и тело, несущее на себе следы проработки мускулатуры, напряжены и полны скрытой энергии. От этого вся фигура кажется внутренне подвижной и как бы насильственно «уложенной».

Создается впечатление, что мгновенный отдых вот-вот прервется, и Вишну встанет во весь рост, сохраняя пропорции и пластику стоящей статуи. Ощущение подвижности, «неспокойствия» еще усиливается от соседства по обе стороны двух завершающих рельефную композицию архатов, застывших в строгой молитвенной позе. Красота произведения проявляет себя не только в пластической гармонии, но и в переливчатой прелести фиолетового песчаника (который встречается чаще всего в районе Баттамбанга), и в мягкой проработке одежды, наконец, в четком орнаменте позолоченного пояса и нагрудного украшения.

Отдыхающий Вишну. Конец VII в. Наддверная плита из Туол Басета

Лежащий Вишну из Туол Басета является в рельефе вершиной стиля Прей Кхменг, в основном известного только по круглой скульптуре. Больше того — этим произведением как бы завершается ранний период развития кхмерского рельефа, тесно связанного с первым этапом кхмерского зодчества, а точнее — архитектуры Ченлы.

Конец VII века — время тревог и волнений в истории Камбоджи. Центральная власть постепенно утрачивает свое могущество. В годы правления вдовы короля Джайявармана I Джайадеви (681 — после 713) разгорелась борьба с правителями различных областей страны. Эта борьба послужила прелюдией к распаду Ченлы на несколько самостоятельных княжеств. Однако важным событием, вытекающим из этой раздробленности, было экономическое освоение «восточной рисовой корзины», то есть обширной области к востоку и к северо-востоку от Великого озера (Тонлесап) — района будущих столиц Ангкорской империи. В VIII веке сильно сократилось строительство храмов, архитектура обеднела: в отдельных местах возводились лишь небольшие святилища, почти не украшенные. На полтора столетия в рельефе исчезает изображение фантастических животных, гирлянд, растительных мотивов. Вместе с этим постепенно исчезает и тот прекрасный сказочный мир, на фоне которого расцветали сюжетные сцены, слитые с образами народной фантазии.

Скульптура стиля Кампонг Преах, сменившего стиль Прей Кхменг и знаменующего конец искусства Ченлы, отличается огромным разнообразием приемов в передаче физического облика божеств, фактурной обработкой одежды, различием причесок и обилием деталей, но в целом искусство Кампонг Преах не дало ничего нового: оно черпало вдохновение в предшествующих стилях, являясь прямым продолжением того, что было достигнуто в начале VII века. Многочисленные изображения Харихары варьировали уже найденный тип божества (изменялись лишь формы митры и прическа), однако пропорции утяжелялись, ноги утрачивали пружинистую легкость и все больше начинали походить на подпорки. И только головы отдельных статуй сохраняют еще прекрасные, глубоко поэтические черты (например, маленькая головка Харихары, всего 21 см высоты, найденная в Прасат Пхум Прасате и хранившаяся ранее в Пномпеньском музее).

В женских статуях постепенно исчезает улыбка. И хотя некоторые из них еще сохраняют привычную привлекательность, их движения, передаваемые ранее легким изгибом бедра или чуть откинутой головой, теперь часто приближаются к стилизации. Каждый жест, каждая деталь, которые еще недавно пленяли своим живым правдоподобием, засушиваются, обедняются. Изящество, благородство линий, гибкость и красота пропорций постепенно утрачиваются.

Автор: Н.И. Рыбакова

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100