Чтобы яснее представить значение того огромного экономического взрыва, который произошел в Камбодже в первой половине IX века, необходимо остановиться на поистине уникальных способах ведения сельского хозяйства, сложившегося в стране. Начиная с периода Бапном и затем в течение ста пятидесяти лет, в которые развивается доангкорская кхмерская цивилизация, сельское хозяйство полностью зависело от муссонных ритмов, сводившихся к четырем-пяти месяцам дождей и семи-восьми месяцам засухи. Ангкорские правители и, в первую очередь Джайяварман II, стремились разорвать этот роковой цикл.

Богатство страны, а, следовательно, и ее могущество, заключалось в возможности получать два и даже три урожая риса в год. А для этого стало необходимым накапливать воду в сезон дождей, чтобы затем распределять ее в течение сухого сезона. Попытки «задержания» воды предпринимались уже на самых ранних стадиях, начиная с первых лет индийского влияния, так как принцип заливаемой рисовой площади, ограниченной дамбами, пришедший из Индии, основан на сохранении и равномерном распределении дождевой воды. Но только в Ангкорском государстве впервые была нарушена зависимость сельскохозяйственной деятельности человека от природного цикла. Создавая огромные резервуары воды (по-кхмерски носящие название «барай»), жители Ангкорской равнины собирали влагу, обильно выпадающую в период муссонных дождей. Причем это не были глубокие водоемы, какие существовали для ритуальных омовений при индийских храмах (хотя до недавнего времени так считали многие исследователи). Кхмерские бараи не вырывались в почве (что потребовало бы огромной затраты сил, животной и человеческой энергии), а сооружались при помощи дамб и накапливали воду выше уровня окружающей долины. Используя общий наклон почвы от Пном Кулена до Великого озера и направляя воду постоянных рек в отводные каналы, кхмеры сделали возможным беспрерывное заполнение (в течение всего года) гигантских водоемов и затем использование этой воды на протяжении восьми засушливых месяцев. Навсегда исчезла необходимость в приспособлениях в виде насосов: достаточно было сделать в дамбе отверстие (нечто вроде самого примитивного шлюза), и вода свободно вытекала в необходимом для орошения количестве. Таким образом, вся строго разработанная система каналов, отводов, желобов и мелких «артерий» подводила воду через бесчисленные отверстия до самых отдаленных рисовых участков.

Таковы основные принципы, на которых будет строиться вся ирригационная система средневековой Камбоджи и которая сможет обеспечить Ангкорской империи несравненное экономическое могущество. К середине IX века кхмерские земли простирались почти на весь Индокитайский полуостров. Король Джайяварман II вел вооруженную борьбу, объединяя разрозненные княжества. Благодаря своим военным победам, а также часто добиваясь успехов дипломатическими методами, он подчинял себе одно княжество за другим. Во время создания объединенного королевства и перестройки принципов правления на основе обожествления власти монарха искусство получило новый импульс. Традиции доангкорской культуры исчерпали себя, нужно было искать новые формы, вдохновляться грандиозными историческими переменами.

Ко времени правления Джайявармана II и его ближайших наследников относится возвышение жрецов и служителей храмов, получивших наименование «человек священной государственности». В этом отождествлении божественного и государственного начала заложены основы культа бога-короля, обусловившего небывалое единство духовной и светской власти. По мере усиления могущества монарха и его министров кхмерское общество пришло к культу Шивы, с которым, как с олицетворением мощи, связан почти весь период расцвета империи.

Отказ от культа Харихары и возвышение Шивы вело в искусстве к отказу от передачи в образе божества мягких, человеческих черт, к торжеству силы и могущества. Восторжествовавший культ бога-короля явился сочетанием идущего из далекой древности культа предков (в частности, предков монарха), а также культа духов земли с малораспространенным в индийском мире, но оказавшимся необычайно стойким у кхмеров тантрийским представлением о божественной мощи государя в сочетании с основными особенностями шиваизма. Демонстрация сверхъестественной силы лежала в основе социальной функции культа, это позволяло возвысить до предела государственное назначение шиваизма, определяя сферу общественных отношений и вместе с тем давая возможность бережно сохранить буддизм, индуизм, вишнуизм, оставляя за ними сферу человеческих взаимоотношений.

Итак, именно в IX веке окончательно сложилось территориальное ядро кхмерского государства, определились его политическая структура, религиозная направленность, экономическое устройство. Отныне Камбоджа становится великой державой, а ее центр — район Ангкора — средоточием лучших образцов кхмерского зодчества.

Здесь, на сравнительно небольшом участке (13 х 18 км) археологами раскрыто огромное количество древних архитектурных памятников. Беспрерывное строительство все новых и новых храмов было связано со стремлением правителей Камбоджи утвердить свою мощь, возвыситься, обессмертить и увековечить свое царствование. И это не прекращающееся строительство не могло не определить поступательный ход развития кхмерской архитектуры от простейшего каменного святилища до законченного высокоразвитого ансамбля. К IX веку складывается классический тип религиозной постройки, создается четкая модель средневекового города и, что не менее важно, появляется отработанная до мельчайших деталей ирригационная система. Их взаимосвязь и взаимообусловленность придают неповторимый, уникальный характер сооружениям, возникшим на кхмерской земле.

Автор: Н.И. Рыбакова

Предыдущая статья здесь, продолжение здесь.

Google Analytics

Яндекс. Метрика

Рамблер / Топ-100